Главная » Главная » Умный ребенок

Умный ребенок

prob_raz

Каких-то 20 лет назад большинство родителей понимали словосочетание „дошкольный возраст” буквально — как незначительный этап жизни, предшествующий школе. Предполагалось, что именно в школе начинаются учеба, формирование личности, развитие способностей. Конечно, папы и мамы знали, что и в детском саду их чадо не только ест и спит, а еще рисует, поет песни, водит хороводы…

Но все это воспринималось скорее как игра. О каком-то специальном развитии малышей до поступления в сад и вовсе речь не велась. У работающих взрослых свободного времени едва хватало на то, чтобы дитя „слегка за шалости бранить и в Летний сад гулять водить”. Сегодня родители переметнулись на противоположный полюс. Вложить в малыша разумное, доброе, вечное пытаются чуть ли не с пренатального периода. Знаменитое масара-ибуковское „После трех уже поздно” многие восприняли как призыв к действию. И началась „гонка вооружений”! Трехмесячная Верочка уже плавает в бассейне, полугодовалого Петеньку в слинге носят на йогу для младенцев, Катюша с полутора лет учит английский. На родителей, которые могут козырнуть лишь тем, что их Ваня ходит в детский сад, смотрят с недоумением. Экономить на детях? Это же инвестиции в гармонично развитую и успешную личность!

Мой ребенок — самый умный!

Мамы и папы, ратующие за раннее развитие, могут выдвигать какие угодно благородные аргументы. Однако в большинстве случаев истинные мотивы совсем другие.
1.нарциссические потребности родителей. Этот мотив срабатывает в тех случаях, когда взрослый не способен принять и полюбить себя самого, слишком зависим от чужого мнения и признания собственных достижений окружающими. Ребенка он видит своим продолжением, а следовательно, излишне чувствителен к его не­удачам и ошибкам. Создается иллюзия, что чем раньше и больше вложить в свое сокровище, тем гарантированнее будет отдача. Происходит подмена любви восхищением, формируется высокая планка, и малыш обязан оправдать все возложенные на него надежды. Это очень разрушительная модель отношений, ведь в угоду родителю ребенок постепенно вынужден отказаться от собственного „Я”.
2.нарушение первичной привязанности в отношениях родитель — ребенок. Это случается, когда мама или папа сами в детстве получили эмоциональную травму при общении со взрослыми. Таким родителям сложно проявлять естественную привязанность, выстраивать эмоционально теплые и доверительные отношения с ребенком. Они просто не понимают, что делать с крохой, чем его занять. И тут снисходит озарение: можно же отвести его в такое место, где специально обученные люди будут развивать малыша, пока мы, родители, с чувством выполненного долга посидим в сторонке и немного отдохнем. В данном случае раннее развитие — это перекладывание ответственности за ребенка на якобы более компетентных взрослых.
3.психологическая безграмотность. В наш век изобилия информации родителям все сложнее ее фильтровать. Они зачастую просто не имеют представления о детской физиологии, механизмах формирования и развития психики и нервной системы ребенка. Рынок образовательных услуг готов предложить обучение с какого угодного возраста. И если клиент (папа или мама), начитавшись статей о воспитании вундеркиндов, решит, что его малышу в два года просто необходимо учиться иностранным языкам, умножению-делению и письму, так и будет. Никто не станет втолковывать мамам и папам, что некоторые зоны коры головного мозга нельзя нагружать работой преждевременно, что все они имеют различные сроки созревания, которые невозможно ускорить или передвинуть.

Интеллект или эмоции?

На самом деле детский мозг очень пластичен и практически безразмерен. Но опасность раннего развития состоит в том, что в зависимости от программы, по которой занимаются с крохой, одно из полушарий неизменно перегружается. Несколько лет назад были популярны авторские методики, направленные на развитие логических, аналитических компонентов мышления. Они „прокачивали” левое полушарие, тем самым заглушая правое, отвечающее за творческие и эмоционально-чувственные компоненты мышления. Сейчас крен пошел в другую сторону, на волне популярности естественного, легкого, счастливого родительства многие бросились развивать в малышах лишь спонтанность, креативность и эмоциональность. Детей стараются защитить от малейшего стресса, забыв, что жить им придется в реальном, неидеальном мире, где есть рутина, ограничения, правила, обязательства, ответственность.
Ранний детский возраст — период бурного развития эмоциональной сферы. И если перекос пойдет в сторону познавательных процессов, это произойдет в том числе за счет эмоций. Такому ребенку, скорее всего, будет трудно налаживать контакты со сверстниками, включаться в общие подвижные игры, выполнять обязательные для всех правила.
Другая проблема кроется в том, что время, потраченное на раннее развитие, — это нередко время, отнятое у двигательной активности и прогулок на свежем воздухе. Малышу куда полезнее бегать, прыгать, играть в песочнице, измерять глубину луж, наблюдать за жуками, чем разучивать Второй концерт Рахманинова или спрягать неправильные глаголы. Самое необходимое для естественного, в том числе интеллектуального, развития маленького человечка — участие в повседневных делах и живое общение, любовь членов семьи. Именно благодаря этому в раннем возрасте формируется здоровая основа на всю жизнь.

Развиваемся вместе!

Есть замечательные группы, где ребенок вместе с мамой может петь песенки, заниматься пальчиковой гимнастикой или звероаэробикой (подражанием движениям животных).
А вот с профильными секциями можно подождать. Пусть малышу исполнится хотя бы 4–5 лет. В выборе следует руководствоваться наблюдениями за самим ребенком, доверять его желаниям. И конечно, стоит обратить внимание на бытовые условия. Когда 7–8 детей, родители и педагог часами находятся в непроветриваемой комнате с высокой температурой и низкой влажностью воздуха, вреда от таких занятий никак не меньше, чем пользы.

Total Views: 1320 ,

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика