Главная » Главная » Риск не быть первым: взрослые игры на детском поле

Риск не быть первым: взрослые игры на детском поле

12042897_1020418081331186_4175792308721615295_n

Ольга Цыпленкова, российский психолог и педагог раскрывает на mamaclub.kz проблематику, с которой часто сталкиваются неравнодушные родители. Сегодня разговор пойдет о том, насколько губительны или полезны для психики ребенка родительские ожидания, и откуда растут ноги у учебного стресса.

 «Самая большая ошибка, которую вы можете сделать в жизни, это постоянно бояться сделать ошибку»
писатель Элберт Хаббарт

***

На самом ли деле ребенок настолько зависим от родителей в процессе своего взросления, и так страшен тот или иной перекос его развития, вызванный неправильными словами и действиями близких старших, как считают психологи?

Я присоединюсь к психологам, которые говорят о такой важной вещи, как привязанность  и формирование на раннем этапе той самой эмоциональной привязанности, которая влияет, но и это важный момент: не предопределяет наши взаимоотношения в дальнейшем.
Да, ребенок для своего выживания на первом этапе всецело зависит от родителей. Да, даже его телесное формирование зависит от того какими руками, мягкими — любящими или напряженными, быстро и функционально делающими свое дело, его берут на кормление или пеленание. Да, он в этот ранний бессловесный период телесно и эмоционально реагирует на взрослого, от которого зависит, и зачастую использует уже выстроенные с такого раннего возраста паттерны реагирования в дальнейшем общении с миром. Ведь что такое паттерн реагирования? Это определенным образом активизирующиеся вместе нервные клетки – нейроны, которые образуют цепочку нервных связей, в дальнейшем включающуюся автоматически. Чем чаще повторяется  определенное действие (и учебные навыки формируются по тому же принципу!), тем прочнее становится нейронная связь и чаще вероятность активации этих нейронов в будущем. А эмоциональная привязанность – огромный ресурс для человека в дальнейшем!

Но хорошая новость: мозг обладает нейропластичностью, обучаемостью, а значит, возможностью формировать новые связи и активизировать их.

И даже, если представить, что один и тот же «перекос  в воспитании» присутствует на всех возрастных этапах развития ребенка, то мы понимаем, что он не заключен в темницу общения только со своей семьей, у него появляется взаимодействие с другими людьми, свой опыт и выбор реагирования, и, следовательно, возможность формирования новых нейронных связей, что автоматически означает потенциал для изменения!

Давайте посмотрим на еще один аспект. Ребенок – младший член семейной системы. Поэтому любое напряжение, которое есть в семье, невольно «спускается на нижний этаж», а ребенок ловит его, пытается как-то справиться, чтобы стабилизировать систему целиком. Иногда, он посвящает этому всю жизнь, оставаясь сорокалетним ребенком при стареющих родителях…

Или, пытается всю жизнь ходить по психологам и обвинять родителей в том, что они… (тут добавляем по желанию огромный перечень обид и претензий), при этом оставаясь всецело эмоционально связанным с родителями. К сожалению, все это — не про взросление.

Взросление — тот момент, когда любой из нас, ощутив, что для него необходимо и важно, готов сделать что-то по собственному выбору: принять решение, воплотить его в жизнь, наблюдать последствия, сделать вывод о том, верно ли он поступил и утащить это в копилку собственного опыта, чтобы в следующий раз иметь к ней доступ, а также больше понимания того, что лично для него правильно. И ничего не валить на перекосы воспитания.

Откуда берется учебный стресс? И какие школы в этом смысле самые лучшие и «спокойные» — частные, где в классах мало детей или государственные? Или дело не в школе. А исключительно в психофизиологических показателях каждого отдельно взятого ребенка?

Что происходит

Выход ребенка в школу, особенно первенца, сопровождается повышенными ожиданиями к нему семьи, ведь это ЕЕ экзамен: насколько хорошо подготовила ребенка, насколько он будет успешен в школе. Если для семьи, как для системы, важно «выглядеть на 5», если в семье очень много напряжения, тревоги, то каждый отчет ребенка о школьном дне воспринимается с позиции «получилось или нет». И если нет, то в высказываниях, оценках, взглядах родителей — критика и тревога. Даже поддерживая ребенка, они часто внушают: «Ну, ты уж постарайся, не подведи, ты же можешь, ты в другой раз обязательно справишься».

И это сообщение НЕ про ребенка и его чувства, а про ОЖИДАНИЯ от него. Ребенок встает на защиту семьи, он будет из-за всех сил стараться нести семейное послание в школу, но  зачастую бывает раздавлен непосильным бременем… В итоге — стресс обеспечен в учебном заведении любого образца.

adaptacija-k-shkole2

Ребенок, как мы говорили выше, нижняя часть семейной системы, поэтому он невольно несет возложенные на него ожидания всех ее членов. Следовательно, разбираемся с собой.

Если говорить о стрессе в его классическом понимание, терминологию которого ввел Ганс Селье, то он ни что иное, как адаптационной синдром, т.е. ответ организма на внешний вызов для того, чтобы приспособиться к нему. В организме происходит ряд биохимических изменений, он адаптируется к новым условиям, это перестает вызывать реакцию новизны и ориентировки на новизну и, значит, можно спокойно существовать дальше до нового внешнего вызова!

Если рассматривать более детально, то конечно, стресс — ответ не только ответ на внешний вызов, но и на внутренний. И именно это тоже зачастую лежит в основе учебного стресса.

Простой пример: первоклашкам помимо непосредственно обучения в школе приходится осваиваться с коллективом, большим школьным зданием, правилами поведения и еще множеством нововведений, например, не терять форму на физкультуру и успевать переодеваться за перемену. Переоделся криво (вот она ошибка в поведении!) – обсмеяли, форму потерял — отругали. А если пока всех строили и вели на обед, задержался в туалете, а потом на него накричал учитель, перепугавшись, что с учеником что-то случилось, то малыш вряд ли вынесет из ситуации что-то кроме убеждения, что он совершил нечто ужасное, непоправимое.

Что провоцирует страх ошибки: тревога, излишняя критичность и завышенные требования к ребенку, искаженная или неполная информация о правилах, разные требования в семье и школе, оценка за ошибку приравнивается к оценке личности ребенка, стремление к совершенству (догадываетесь, откуда у ребенка такое стремление?) и риск быть не первым.

А теперь, спроецируйте ситуацию на себя, взрослые. Давайте представим, что мы с вами идем на новую работу (и на этом этапе нам неважно, частный работодатель или государственный). Мы про эту работу не имеем никакого представления (собственного опыта и сделанных выводов нет) кроме того, что все наше значимое окружение твердит, что от нее нам никак не отвертеться, мы 11 лет будем на нее ходить и при этом надо так работать, чтобы показывать высокие результаты, ибо от этого зависит будущее.

У нас нет конкретного опыта про это (а мышление детей на стадии 7 лет еще наглядно-образное и наглядно-действенное: вижу, что-то с этим делаю, получаю результат, повторяю несколько раз, складываю в копилку опыта — могу пользоваться и обращаться к нему), и поэтому мы можем опираться только на опыт того, кто нам рассказывает. Помните, они для нас значимая группа! Итак, 11 лет на работе в поте лица, когда тебя оценивают важные люди, чтобы потом самому стать настоящим человеком и, еще не факт, пройдешь ли ты в конце работы квалификационную комиссию!

На этом моменте я прошу вас обратить внимание: дышите ли вы, есть в теле какие-то движения или замираете? Какие чувства у вас возникают? Обычно, можно отследить несколько реакций: замирание, желание съежиться и куда-нибудь сбежать или нарастающее раздражение. Это типично стрессовые реакции: «бежать — бить-замирать». Кстати, на этом моменте, кто-то поймает себя на мысли, «а к чему нам вся эта информация, если мы выбираем школу ребенка и пытаемся избежать стрессовых факторов»? Вот теперь, ура! Включилась лобная кора, пытаясь дать рациональное объяснение происходящему с нашими чувствами.

Ощущение стресса, независимо от его причины и вида, на субъективном уровне переживается прежде всего как эмоциональное состояние. Любой действующий на человека раздражитель получает двойную интерпретацию в ЦНС: объективную, рациональную, происходящую в коре головного мозга, и субъективную, эмоциональную, через оценку раздражителя, происходящую в лимбической системе. Если субъективная информация имеет негативную окраску, она автоматически запускает последовательности соответствующих физиологических реакций. В том случае, если нет восприятия угрозы, стрессовой реакции не возникает.
Распространение стрессовой реакции далее осуществляется через вегетативную нервную систему. Вот мы и упомянули три важных составляющих: мышление, эмоции, тело. И немного ознакомились с психофизиологией стрессовых реакций.

С точки зрения психофизиологии, если ребенок достаточно легко адаптируется к новым условиям, умеет гибко реагировать на возникающие трудности, если он контактен и может просить  и принимать помощь, а также делиться своими радостями и тревогами; легко и без потери эффективности переключаться с одного вида деятельности на другой, если соблюдает режим дня, если легко восполняет затраченные ресурсы,  то в независимости от школы – учебный стресс он преодолеет!

Касательно наполненности класса: правда в том, что если в классе меньше детей, то уделенное внимание каждому ребенку больше, а это возможность в более спокойном темпе разрешить возникающие трудности. Поверьте, трудностей (которые нам взрослым кажутся смешными) будет много. Но помимо уделенного внимания ребенку (что зависит и от позиции учителя по отношению к детям) есть еще несколько рекомендаций: внимательно наблюдайте за своим ребенком и его особенностями. Одному будет легче в большом коллективе – он по своей организации отличный коммуникатор и большой коллектив в  данном случае его будет усиливать. Другому, наоборот, для лучшей адаптации требуется индивидуальный подход, следовательно, чем больше времени учитель может уделить ему, тем ему будет легче адаптироваться к новым требованиям и правилам. Или же, на первом этапе (начальная школа)  ребенку-тихоне, которому требуется время, чтобы что-то обдумать и тем более, высказать вслух будет дополнительным стрессовым фактором учитель быстрый, энергичный, шумный, часто переключающийся с одной деятельности на другую и дающий превосходные результаты в обучении. Как бы нам родителям ни хотелось превосходных результатов, но несоответствие темпа учителя темпу ребенка добавит ему стресса в и без того нелегкую пору адаптации.

Конечно, знакомьтесь с школой, с коллективом и их адаптационными возможностями: насколько легко они ведут диалог с родителями, как происходит разрешение конфликтов в школе, как это обсуждается, как выстраивается коммуникация в школе с учащимися. Понаблюдайте за своими ощущениями при посещении школы: как вам дышится, не чувствуете ли вы излишнего давления, не вздрагиваете ли сами от криков учителей. Попробуйте разделить связаны ли эти ощущения с вашим личным (быть может неудачным)  школьным опытом  или посещением именно данной школы.

И я, надеюсь, это даст какие-то маркеры в выборе школы для ребенка и инструменты снижения уровня его стресса.

Практические советы

Помните, что вы, мама, не Мэри Попинс (она же «мисс Совершенство»), поэтому вам тоже свойственны ошибки, что уравнивает вас с ребенком в прохождении по пути научения. Ведь мы взрослые тоже чему-нибудь всегда учимся, ибо жизнь – развитие, а не контролируемый в неподвижности отрезок времени. И когда мы ошибаемся, то, признавая это вслух и исправляя ошибку, даем ребенку образец совладания с собой и ситуацией.

Вместе с ребенком  читайте книги про ученых, путешественников, первооткрывателей, которые к своим целям шли путем проб и ошибок.

Сбавьте обороты критики и не превращайте муху в слона: ребенок, которого часто критикуют, зависит от внешних оценок и все свои силы направляет на то, чтобы доказать: «смогу, справлюсь, вы не правы». А это основа постоянного напряжения, лишающая радости победы и присвоения себе своих достижений.

Постарайтесь видеть и слышать своего ребенка, у которого в школе помимо учебы есть еще масса моментов научения, в которых ему может быть непросто и очень страшно ошибиться (особенно это касается первоклашек!). Расспрашивайте ребенка, узнавайте информацию об организации школьного дня у учителя, любую информацию о нововведениях доступно и несколько раз ему объясняйте — никто не отменял стресса на новизну! Впоследствии передавайте ребенку способы, каким образом он может уточнить и дополнить, имеющуюся у него информацию: например, позвонить другу – уточнить, что задали, а не учить с перепугу два параграфа подряд.

В случае, если ребенок расстроен, что у него ничего не получается, что он совершает ошибку за ошибкой присоединитесь к нему в его переживаниях: «Мне жаль, что так получилось». Поинтересуйтесь: «Есть идеи, как это исправить?». Если у ребенка идей нет, то устройте совместный мозговой штурм, но не кидайтесь диктовать ему!

Текст: Ольга Цыпленкова, практический психолог, профессиональный член ассоциации интермодальной терапии искусствами.

От редакции: этой осенью Ольга Цыпленкова приезжает из Москвы в Алматы, чтобы провести свой семинар. С 28 сентября по 1 октября она поможет всем желающим (взрослым) снять привычные симптомы, причины которых иногда лежат в далеком прошлом; отработать блоки напряжения; высвободить энергию; качественно изменить телесную самопрезентацию и самоощущение; осознать потребности; поставить цели; получить ресурс для желаемых изменений.

Обычно на психологические семинары приходят люди, которые желают достичь личного счастья и обрести личную силу для преодоления проблем, приобретения уверенности в своих способностях. Им кажется, что для этого нужны новые знания, навыки, умения. Но зачастую секрет в себе таит не новое, а старое: вся сверхмогучая сила находится в нём самом, но по каким-то причинам, иногда неосознаваемым, человек не может ей воспользоваться в полной мере.
Работа на семинарах помогает участникам обнаружить истоки личной силы, а заодно, увидеть, что мешает обращаться с ней во благо себе и окружающим.

Все заинтересованные попасть на семинар могут обращаться с вопросами по телефону:  (+7) 707 715 78 28.

Total Views: 1801 ,

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика